Как защитники Харькова дали отпор «воинам света»


Сегодня Алина Кабаева предстала перед российскими журналистами в прекрасной форме

Пять лет назад харьковская площадь Свободы разделила два лагеря и два мировоззрения. В здании обладминистрации засели заезжие и местные майдановцы, возомнившие себя новыми хозяевами. Возле памятника Ленину спонтанно возник лагерь харьковчан, не утративших способность называть вещи своими именами: «революцию гидности» — государственным переворотом, захват административного здания — беззаконием. Для тысяч людей разных взглядов, собравшихся здесь, конституция была важнее «хотелок» безумной толпы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группу ВКонтакте и блог Дзен

В конце февраля и весной 2014 года то, что происходило под памятником, называли по-разному — сопротивление, антимайдан, Русская весна. В ночь с 22 на 23 февраля, в столкновении харьковчан с вандалами, «постановившими» снести памятник Ленину, зародилось неформальное движение «защитники Харькова».

Реакция «первой столицы» на шелудивые ценности майдана не вписывалась в расчеты своры политиканов, возглавлявших государственный переворот. А освобождение харьковчанами здания ХОГА от боевиков майдана 1 марта 2014 года стало кошмарным сном для майданного режима.

На 23 февраля 2014 года был запланирован марш ко Дню защитника Отечества, с местом сбора у Зеркальной струи. Но с утра харьковчане ехали прямо к памятнику Ленину. Они уже были наслышаны, что ночью здесь кто-то очень сильно огорчил майдановцев, не позволив им надругаться над памятником.

Точка кипения

Харьковчанин Александр, участник схватки с евромайдановцами на площади Свободы в ночь с 22 на 23 февраля, поделился с редакцией НА «Харьков» неизвестными подробностями этих событий.

«Еще днем 22 февраля, проезжая мимо, я увидел это майдановское сборище на площади Свободы. Подхожу: какие-то хлопцы решают, что надо снести памятник… Ехал обратно — снова поинтересовался, что там происходит. Уже смеркалось. Они орали: «Героям слава!». Я крикнул: «Героям сала!» Малолетки какие-то рядом стоят — косятся на меня: «Шо ты сказал?» Я подошел впритык: «Героям сала! Что не слышно?» Им боязно нарываться: их двое, остальные далеко. Но я знаю, что когда посторонние люди пытались сказать майдановцам, что нельзя так, те ни с кем не церемонились, брызгали в лицо из газового баллончика», — вспоминает Александр.

По словам очевидца, когда пожилой харьковчанин начал убеждать толпу, что если они за демократию, решения должны принимать законные органы власти, то «революционеры гидности» в качестве контраргумента применили газовый баллончик. Но на пожилого оппонента это не подействовало. Тогда его начали бить. Потом майдановцы принялись разрисовывать краской постамент памятника. Подобные проявления стадных инстинктов и возмутили харьковчан, оказавшихся в нужное время в нужном месте, чтоб дать отпор распоясавшимся «воинам света».

«Это противодействие не было организованным. Просто точка кипения настала. С нашей стороны было десятка два человек. В основном это люди, случайно проходившие и проезжавшие мимо. Две сотни кастрюлеголовых орали свои речевки, мычали что-то. А вокруг, по окраинам, за этим возмущенно наблюдали другие люди, с горящими глазами и уже чешущимися руками… Видно было, как человек слушает эти речевки и презрительно кивает головой: «Ну-ну…». Свой своего видит издалека.

Видно было, что вокруг майдановцев что-то сгущается… Какой-то мужик, которому, «скачущие», наверное, уже силой объяснили свою правоту, поехал на них на джипе. И тогда люди из потемок, в том числе и я, ринулись в гущу и начали направо и налево безжалостно бить по мордам. Мы с единомышленниками не знали друг друга, не было ни эмблем, ни опознавательных знаков. Могли и друг другу зарядить. Но били всех подряд. Майдановцев было так много, а нас было так мало, что мы ни разу не ошиблись. В этой суматохе «героям» прилетало непонятно откуда, и им резко захотелось сбегать в туалет в обладминистрацию», — продолжает Александр.

Призрак «Оплота»

Собеседник также отмечает, что майдановцам в потемках всюду мерещился «Оплот». В панике, сбивая друг друга, они ринулись в здание ХОГА. Отступающие испуганно орали: «Оплот»!

«У страха глаза велики, поэтому быстро родилась легенда об «оплотовцах» на черных джипах. Это как сказки о «черном дембеле». Там были три машины, из них один джип. Видно, героям признаваться, что они драпали от «жигуленка», не так удобно, как рассказывать: «Нас давили джипами». Получилось, неожиданно на толпу в несколько сотен человек напали. Кто мог напасть? По их разумению, ужасный «Оплот». Я машину оставил, бегу в толпу: они мечутся, сталкивались друг с другом. Они даже не понимали, откуда им прилетает. Опять сажусь в машину, начинаю их гонять по площади. Там мы их и загнали в ХОГА», — вспоминает участник столкновения.

Александр рассказывает, что часам к пяти утра под памятником оставалось человек семь. К тому времени «воины света» уже приходили в себя и обживались в здании обладминистрации, воспользовавшись бездействием милиции. В представлении человека с майдана, административное здание предназначено для того, чтоб сушить там портки.

Был еще эпизод, когда «революционер гидности» на «Ланосе» решил отомстить защитникам памятника за «разгон майдана» и пытался давить их машиной.

«Я его догнал уже под администрацией. Подошли милиционеры. Я говорю: «Он людей давил». За шкварки вытаскиваю его. Вижу, что у него лицо какое-то озверевшее. Смотрю, а через площадь уже бегут наши пацаны, которых он давил. Он сам здоровый, а смотрит сверху вниз испуганно… Но милиция не понимает, что с ним делать. Он садится, дает по газам и уезжает…

Когда открылось метро, утром 23-го, мы стоим и напряженно смотрим на майдановцев со щитами, выстроившихся перед ХОГА. И тут возле метро, которое только-только открылось, идет бабушка, лет семидесяти. Подходит к нам, с гвоздикой в руке. И начинает оттирать краску с памятника. Я говорю: «Пацаны, видите, вот за этих бабушек и дедушек мы и стоим. А 1 марта нашим людям уже надоело стоять и смотреть на этих чертей, захвативших администрацию, — и мы ее очистили от них», — завершает Александр.

Робот Вертер, шприцы и оружие

Харьковчанин Анатолий в первые сутки после захвата ХОГА «революционерами гидности» находился среди «афганцев», пытавшихся контролировать здание и следить за порядком. Майдановцы поставили ультиматум: губернатор Михаил Добкин не войдет в здание. А ублажал толпу в здании обладминистрации Василий Хома, заместитель Добкина.

«В первый вечер «афганцы», по просьбе Хомы, очистили верхние этажи здания от посторонних. Видно было, как майдановцы выносят оттуда оружие, в том числе автоматы. Они оставались потом на первом этаже: с одной стороны — запрещенный в РФ и ЛДНР «Правый сектор» (приехали киевские «правосеки» на машинах Ярославского), с другой стороны — самооборона майдана. Вонючие, грязные все. Когда они убрались с верхних этажей, после них там находили много шприцов.

«Афганцы» сидели между первым и вторым этажами. Пили чай. Подошла девушка, «революционерка». Они говорят: «Вам бутерброд, может?» Она им заторможено отвечает что-то, говор явно неместный. Робот Вертер отвечал в два раза быстрее, чем эта девушка. Она, как в замедленной съемке, берет этот бутерброд, говорит «отнесу, кому нужней», уходит. Потом возвращается и опять стоит, смотрит…» — вспоминает Анатолий.

Про его словам, когда приехали киевские «правосеки», на заднем дворе они пытались внести коктейли Молотова. Но «афганцы» стояли кордоном и не пускали.

«А потом Хома снял «афганцев» с ХОГА. И эти черти внесли всё, что хотели. Потом была договоренность, что майдановцы покинут ХОГА. Ушли «свободовцы» и «ударовцы». Но остались «правосеки» и самооборона майдана. Перед 1 марта основные действующие лица ушились оттуда. Оставались, в основном, «понаехавшие» — полтавские и другие. Вот их потом 1 марта, после штурма, и выводили на площадь», — говорит очевидец.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Донбассу готовят фильтрационные лагеря. Россию призвали не допустить «впихивания» ЛДНР в Украину

Сергей Грозовский, специально для Новостного агентства «Харьков»

Источник nahnews.org

Читайте также: