Казахстан забыл первое правило игры в русофобию: Потеря территорий неизбежна

Сегодня Алина Кабаева предстала перед российскими журналистами в прекрасной форме

Вновь, как и в мае 2022 года, Казахстан стал сознательно задерживать транзитные грузы, которые идут в Россию из Европы. Напомним, что это наш стратегический союзник и близкий партнёр по ОДКБ, ЕАЭС и ШОС. С такими друзьями враги не нужны – но почему так получилось и как будем отвечать?

Жертвуя Россией

Можно констатировать, что ничего в политической повестке Казахстана, к сожалению, не меняется – и задержка грузов тому подтверждение. Казахстан вносит деструктив в наши международные отношения. Казахстан не хочет быть такой «азиатской Белоруссией», ему невыгодно получить в большом объёме западные санкции, которые могут на него обрушиться, если он явно поддержит Россию, если он будет помогать России обходить санкции.

И казахи это знают. И Токаев не может пойти на такой рискованный шаг. Потому что он сам внутри страны держится достаточно хрупко, его положение очень хрупкое. Поэтому он постарается свою многовекторность ещё более модернизировать, постарается усидеть сразу на нескольких стульях и при этом, как он видит, получить наименьший для себя ущерб.

А в казахстанской политической элите всегда считается, что жертвовать отношениями с Россией – это получить наименьший ущерб. Они готовы жертвовать отношениями с Россией, играть роль русофобского анклава ради Запада. К сожалению, мы можем констатировать именно этот факт.

Казалось бы, мы находимся в рамках таких крупных проектов, как ОДКБ, ЕАЭС, и Казахстан играет там тоже значительную, ключевую роль, и Токаев называет президента Путина и Россию стратегическими партнёрами. Но всё равно эта, я бы так сказал, не совсем проработанная многовекторность, конечно, негативно сказывается на наших двусторонних отношениях.

Недоработали

Здесь, возможно, и наша вина, потому что мы не выстроили должным образом отношения с постсоветским пространством так, чтобы они боялись не соблюдать договорённости с Россией. Мы проводили слишком мягкую политику, политику договорённостей. А она должна была, по крайней мере по отношению к Казахстану, быть куда более жёсткой – политикой требований.

Потому что Россия имеет право требовать. То блестящее образование, которое получил сам Токаев, образование советского МИДа, его навыки и знания в геополитике, знание иностранных языков – это Россия. Северная часть Казахстана – это Россия. Да вся инфраструктура – это Россия. И, конечно же, стыдно так плевать в общее прошлое ради того, чтобы стать инструментом по противодействию России, причём инструментом, который просто используют и выбросят.

Казахстан почему-то об этом не думает – что он запросто может пойти по такому же пути, по какому пошли Грузия и Украина. Страны постсоветского пространства, видимо, плохо усваивают правила игры в русофобию. Те, кто вступают в такую игру, почему-то чудным образом потом теряют территории и начинают визжать – как Грузия, Украина, Молдавия.

После Путина

Долго играть на национальной карте не получится, в один момент в Москве тоже может смениться настроение. В один момент Путина может не быть – и я не думаю, что на его месте появится более лояльный по отношению к Казахстану политик, который будет терпеть такие выходки. Я думаю, что такого не будет.

Я думаю, что любой политик, который придёт после Путина, не будет с Казахстаном договариваться на равных. Равных отношений они не получат. Они их не увидят. Это будет политика совершенно другая. Уже время – маски в геополитике сброшены, пора определиться, кто с кем, кто к какому центру примыкает. И недавний саммит ШОС, по-моему, полностью показал, что геополитическая, экономическая инициатива переходит от Запада в сторону Азии. И сейчас уже нарастающая роль российско-китайского союза – она огромна, её просто невозможно переоценить. Энергетическая и экономическая сверхдержавы сейчас перетягивают на себя всю инициативу. К ним примыкает Иран.

То есть мы видим, как магнитом стягиваются и крупные экономики, и экономики, которые набирают обороты. И мы видим, как увядает Европа, видим наступление политического кризиса в США.

Страна-заложник

Но в этих условиях Казахстан всё равно продолжает заниматься многовекторностью – совершенно недальновидная политика. Им давным-давно пора бы уже определиться. Но здесь, кстати говоря, претензий к Токаеву как к таковому не так много: он до сих пор находится в заложниках той политики, которую выстроил Назарбаев. Он боится сейчас сделать что-либо, потому что в стране огромно влияние пробританских, проамериканских фондов, тот же Фонд Сороса «Открытое общество»* находится на территории Казахстана. В Казахстане есть огромная пробританская агентура влияния. Активы значительной части элиты Казахстана находятся в той же Британии. Как они могут выстраивать нормальные отношения с Россией? Им просто не позволят. Поэтому казахстанские элиты будут выполнять любое действие, которое им пропишут со стороны Соединённых Штатов либо Великобритании.

Со всеми названными выше последствиями.

__________________

* Включён в список нежелательных в России

Источник tsargrad.tv

Читайте также: