Le Point: ни Си Цзиньпину, ни Путину не уйти от народного гнева


Сегодня Алина Кабаева предстала перед российскими журналистами в прекрасной форме

«Этим летом Путин и Си Цзиньпин столкнулись с тем, что приводит их в ужас больше всего: с народным гневом», — так бодро начинает текст автор французского журнала «Пуэн». Хочется спросить: а что он пил этим летом? И не приводят ли его в ужас последствия — написанные им строки о том, что «Кремль» как воплощение зла разбомбил все больницы в Сирии и «закошмарил» всех «оппонентов» в Британии?

Этим летом Владимир Путин и Си Цзиньпин столкнулись с тем, что приводит их в ужас больше всего: с народным гневом. После двадцати лет у власти российский президент столкнулся с беспрецедентными протестами: на улицах Москвы огромные массы людей встали за свободные выборы. Китайский лидер наблюдает беспрецедентные протесты в Гонконге против господства Пекина над этой территорией. Общее обрушившееся на них испытание сблизило двух лидеров.

У России и Китая много общего: авторитарное управление при поддержке вездесущих спецслужб, государственный капитализм в руках олигархов, извлекающих выгоду от их близости к режиму, повсеместно распространенная коррупция. Но вот что действительно объединяет Си и Путина, так это общий идеологический фактор: их непринятие единой и верной западной демократической модели.

Оба лидера делают все, чтобы подавить стремления своих народов к соблюдению прав человека и верховенству закона. Это-то их и объединяет. Владимир Путин встречался с Си Цзиньпином более 30 раз с момента его прихода к власти в 2013 году. Китайский лидер называет российского президента своим «лучшим другом». В ответ Владимир Путин дарит своему другу на 66-летие мороженое. Такие знаки внимания свидетельствуют о глубоких личных отношениях.

Путину выбирать не приходится. С тех пор, как он порвал отношения с Западом, аннексировал Крым, дестабилизировал восточную Украину, закошмарил всех своих противников на британской земле, разбомбил больницы в Сирии и попытался вмешиваться в выборы в Европе и США, Китай — его единственный партнер. Китай, идя на сближение с Москвой, также преследует свои интересы. Он рассчитывает на поставки газа и нефти, обеспечение безопасности общей сухопутной границы, а также на доступ к водам Арктики.

У Запада есть причины для беспокойства. Больше всего беспокоит китайско-российское военное сотрудничество, которое достигло небывалого уровня. Военные обеих стран участвуют в многочисленных совместных учениях от Тихого океана до Средиземного моря, а также в Сибири. И хотя это все глубоко в России, мы наблюдаем и беспокоимся: после инцидента с военными самолетами 22 июля российские и китайские стратегические бомбардировщики проводят совместное патрулирование в воздушном пространстве Южной Кореи.

Со времен краткого медового месяца между Мао и Сталиным в 1950-х годах стратегические интересы двух держав никогда так сильно не совпадали. Однако если в пятидесятые СССР играл первую скрипку в отношениях двух стран, то сейчас именно Китай занимает лидирующую позицию. Условия торговли чрезвычайно выгодны для Китая: он продает оборудование и товары народного потребления в Россию, а у нее покупает сырье и оружие. Именно Китай вкладывает большие средства в Россию, чтобы через нее шла северная ветвь Нового шелкового пути. Это зависимые отношения — Ленин назвал бы их колониальными.

Такой дисбаланс ставит перед Владимиром Путиным две проблемы. Он уважает только силу, но демонстрирует свою слабость, соглашаясь играть роль резервного партнера Пекина. Он позиционирует себя поборником русского национализма, но при этом жертвует свою страну интересам Китая. Это было отмечено еще в мае, когда Россия выбрала китайского производителя Huawei для своих будущих сетей мобильной связи 5G. Таким образом, Россия отчасти отдала свое технологическое будущее в руки Пекина.

У российского президента небольшой выбор. Экономический спад пострадавшей от западных санкций России, привел к падению реальных доходов домохозяйств примерно на 10% за последние пять лет, и нам нужно русским об этом все время напоминать. И недовольство будет только расти, даже если это еще не приобрело политического окраса. Си Цзиньпин, в свою очередь, ввел систему социального контроля над своим народом, не имеющую аналогов в мире, что позволяет Коммунистической партии Китая сохранять свое лидерство.

И Путин, и Си Цзиньпин считают, что все спонтанные «цветные революции» в соседних с ними странах организованы Западом. А теперь они вынуждены отворачиваться от реальности: подобные события в Москве и Гонконге показывают, что и русские, и китайцы тоже хотят покончить с гнетущим игом собственного правительства. В Китае, несмотря на заявления его лидеров, придет время — и не будет больше Коммунистической партии. И Россия продолжит существовать после того, как Путин покинет свой пост. Возможно, она даже сможет снова стать европейской державой, с которой будут считаться. Вот тогда ей можно будет протянуть руку.

Источник inosmi.ru

Читайте также: