Навальный – Промокашка. Мнение психотерапевта: Чем он болен и чем похож на урку из «Места встречи»

Сегодня Алина Кабаева предстала перед российскими журналистами в прекрасной форме

Психотерапевт высшей категории Ольга Матвиевская по просьбе Царьграда оценила поведение Алексея Навального в суде. Она определила, к какому типу личности относится Алексей Навальный, и сказала, почему, по её мнению, пациент нуждается в квалифицированной помощи.

– Ваше профессиональное мнение. Во время процесса Навальный получает десятки замечаний от судьи. При этом он, например, говорит судье, что удалит её из суда. Говорит, что перед торговцами дедами извиняться не будет. Судье говорит: «Можно, я буду вас звать не ваша честь, а штурмбаннфюрер?» Почему он так себя ведёт? Может быть, он понимает, что если он будет вести себя хотя бы просто вежливо, то это не понравится его электорату? Или он человек такой, что не может обходиться без хамства?

– Моё мнение таково: он действительно старается от безысходности привлечь к себе внимание своего электората, поскольку другие его ресурсы на данный момент исчерпаны. Конечно, почти невозможно для психиатра дать оценочное суждение по внешним проявлениям – для этого надо пациента видеть лично. Так что это будет предположительная такая оценка и, конечно, субъективная. Но если судить по тем материалам, которые активно выкладываются сейчас в интернет, по видео с его участием из суда, то его поведение вызывает искреннюю тревогу. То есть он сам генерирует эту тревогу, он пытается от безысходности привлечь к себе внимание, но социально неприемлемыми способами. По его мимике, жестам, по тому, как он облизывает губы, притрагивается очень часто к лицу, по пальцам рук.

– Что именно вы как врач отмечаете?

– Все эти его жесты означают, что человек вегетативно нестабилен, что он находится в глубочайшем стрессе. И его ресурсы для того, чтобы удерживать себя в руках, они исчерпаны. То есть это означает внутреннюю тревогу, внутренний невротизм такой. Человек вызывает жалость, потому что понятно, он не совсем уже может контролировать себя. Когда к нему обращается кто-то из окружающих, из присутствующих, он держит лицо – ещё у него есть ресурс для того, чтобы грамотно, чётко говорить, строить предложения.

Психотерапевт высшей категории Ольга Матвиевская. Фото: из личного архива

Но как только камера скользит по нему, видно, что человеку очень трудно удержаться, он начинает, как только видит, что внимание привлечено не к нему, выдавать эти жесты, эту мимику человека, который находится в тяжелейшем нервном стрессе. Это поведение, когда он генерирует тревогу, оскорбляет кого-то, позволяет себе совершенно неприемлемые высказывания – это действительно какой-то психологический срыв. Он надел на себя такую внешнюю защитную психологическую маску шута для того, чтобы скрыть, насколько ему больно, плохо, то есть это такое внешнее вызывающее защитное поведение человека, загнанного в угол. То, что человеку плохо, ему нужна помощь, это совершенно точно.

– Обычно считают, что человек в стрессе замыкается. А тут хамит, обзывает… Это обратная сторона?

– Да, это внешняя защитная форма поведения. Он не может замкнуться и, так как его ресурсное состояние уже сильно подточено, надевает на себя маску защитную для того, чтобы привлечь внимание, чтобы показать окружающим, что он держит себя в руках, что ему хорошо, что он способен шутить. То есть это преследуемый преследователь.

– В суде ещё присутствуют иностранные дипломаты, той стороне надо тоже показать, что у нас не судебная система, а цирк. Может, он для них и старается?

– Этот вопрос уже носит политическую окраску, а я всё-таки врач. Как врач я могу сказать, что эта линия поведения, может быть, и была сознательно выбрана, но агрессия, социальная неприемлемость идёт от внутренней неустроенности. То есть человек просто перестал держать себя в руках, потому что его ресурсное состояние исчерпано. Об этом говорят и его проявления вегетатики, об этом говорят мимика, жесты, поза.

– Что такое вегетатика?

– То, как он реагирует на камеру, то, как он потирает глаза, то, как он облизывает губы, то, как напряжены мышцы шейно-грудного отдела, плечевого пояса, такие крупноразмашистые нервные движения руками. Видно, что человек не специально это делает, что ему просто плохо и он перестал контролировать свой организм.

– Почему тогда он во время суда не скажет, что плохо себя чувствует, и не попросит, чтобы ему оказали профессиональную медицинскую помощь? Или он сам не понимает, в каком он состоянии?

– Признаваться в том, что ты находишься в дистрессе, всегда очень сложно, ещё ни один человек, придя к врачу-психотерапевту, не сказал: здравствуйте, доктор, у меня тревожно-депрессивное расстройство. Нет, люди такого не говорят – люди говорят, что виноваты все окружающие: мир, социум, социально-политические, экономические условия – и никто не признается, что опустил руки, сдался, у него депрессия и так далее. Мне кажется, защищаясь вот этой агрессивной маской, он просто взял тайм-аут для того, чтобы восстановиться и продумать, что дальше делать. Потому что он попал в тупик.

– Многим кажется, что он так себя ведёт, потому что чувствует за собой вину.

– Действительно, считается, что если человек прав, то ему нечего нервничать, он может быть спокойным. На самом деле на то, как человек реагирует в стрессовой ситуации, влияет огромное количество факторов, в зависимости от природы самого организма. Это тип нервной системы по Павлову – тип реагирования на стресс: пассивный, активный, агрессивный, апатический.

Когда человек в дистрессе, может, он и умеет, но у него уже нет сил контролировать свой организм. И тогда наше тело выдаёт такую мимику, жесты, движения, положение, поведение, мысли, которые говорят о том, что человек находится в стрессе. И это, конечно, вызывает жалость. Здесь как раз мы говорим о декомпенсации, то есть независимо от того, что происходит в голове Алексея, его ресурс исчерпан. Я думаю, что это тотальная чудовищная астения, которая просто вытащила на поверхность какие-то тревожно-депрессивные реакции, объективные какие-то нарушения настроения или неустойчивое настроение. Видно, что у человека расстройство настроения, ему реально плохо и из-за этого он нападает на окружающих.

– Так к какому же типу личности относится Алексей Навальный?

– Помните, в телефильме «Место встречи изменить нельзя», когда Жеглов велит бандитам выходить по одному, они по-разному выходят? Один совершенно спокоен, лицо как камень, другой блатную песню поёт. В этом фильме гениально показаны все типы личности, которые описаны в нейропсихологии. Именно от внутреннего типа личности, от структуры личности, от типа нервной системы по Павлову зависит то, как поведёт себя человек в стрессовой ситуации. И когда мы говорим о поведении Алексея в суде, я думаю, что мы говорим именно о том типе личности, когда человеку, как бы ему ни было плохо, в каком бы аффективно расстроенном состоянии он ни находился, его внешняя форма реагирования будет такая защитная маска – шут гороховый, оскорбление, распевание песен. Всем своим внешним видом показать, что его эта ситуация не волнует. Надо сказать, что чем сильнее стрессовая ситуация, чем больше она воздействует на организм, тем более психопатизированные вот эти внешние формы проявления психологической защиты. Мы с этого и начали разговор, что чем больше камер, тем более агрессивно и нарочито этот человек будет себя вести.

Источник tsargrad.tv

Читайте также: