Реальные потери немцев при штурме Брестской крепости Реальные потери немцев при штурме Брестской крепости

22 июня 1941 года фашистская Германия, несмотря на пакт о ненападении, вторглась в Советский Союз на всем протяжении западных границ страны. Бои шли везде, но именно Брестской крепости было суждено стать символом сопротивления врагу, а также символом мужества и стойкости Красной Армии и советского народа.

Перед штурмом

Воспоминания унтер-офицера Гельмута Колаковски из журнала «Военное обозрение»:

«Поздним вечером наш взвод собрали в сараях и объявили: «Завтра нам предстоит вступить в битву с мировым большевизмом». Лично я был просто поражен, это было как снег на голову, а как же пакт о ненападении между Германией и Россией? Я не мог и представить, как это мы пойдем войной на Советский Союз».

С другой стороны, немцы были рады тому, что утомительное ожидание, наконец, закончилось. Они надеялись, что по-быстрому захватят СССР и поедут домой победителями.

Бенно Цайзер, тогда еще учившийся на военного водителя, писал:

«Всё это кончится через каких-нибудь три недели, нам было сказано, другие были осторожнее в прогнозах — они считали, что через 2–3 месяца. Нашелся один, кто считал, что это продлится целый год, но мы его на смех подняли: «А сколько потребовалось, чтобы разделаться с поляками? А с Францией? Ты что, забыл?».

Гитлеровцы жестоко ошибались. И многие из них это понимали. Эрих Менде, обер-лейтенант из 8-й силезской пехотной дивизии, вспоминает разговор со своим начальником, состоявшийся в эти последние мирные минуты.

«Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. «Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдем свою смерть, как Наполеон», — не скрывал он пессимизма. Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии».

И всё же немцы рассчитывали взять крепость за полдня.

Силы сторон

22 июня в 3 часа 15 минут передовые немецкие части перешли границу СССР. Крепость приняла неравный бой с врагом.

Наступление вели силы группы армий «Центр»: 3 стрелковые дивизии 12-го корпуса 4-й армии, 45-я, 34-я пехотная дивизия, 2 танковые дивизии 2-й танковой группы и часть подразделений 31-й пехотной дивизии. Лишь в 45-й дивизии было 17 тысяч солдат и офицеров Германии. Всего же крепость атаковали около 60 тысяч гитлеровцев.

В это время в крепости находилось предположительно около 8 тыс. красноармейцев. Плюс 300 женщин и детей из семей военнослужащих.

Штурм

В самые первые часы штурма в штаб Германии стали поступать доклады об удачном продвижении внутри крепости. Конечно, ведь на стороне противника была внезапность и первоначальное замешательство красноармейцев. В донесении о первых пленных было указано, что их 50 человек и все они в нательном белье.

Но к 8 часам утра ситуация изменилась. Защитники крепости преодолели замешательство и начали бить фашистов. В штаб поступило донесение:

«Бой за овладение крепостью ожесточенный, несем многочисленные потери. Среди погибших два командира батальона, один командир роты, командир полка получил тяжелое ранение», — интернет-ресурс «Русская семерка».

Штурмовые группы 45-й дивизии вермахта, попавшие в крепость, были уничтожены. Около 3,5 тыс. советских солдат не успели в первый день уйти из крепости. Они сдерживали немецкое наступление до 29 июня. 30 июня генерал Шлипер сообщил, что крепость пала. Но до конца июля небольшая группа красноармейцев под командованием Петра Гаврилова продолжала оказывать локализованное сопротивление врагу. 23 июля Гаврилов попал в плен.

Потери Германии

Гитлеровцы заплатили за взятие Брестской крепости большую цену. При этом они начали нести потери еще до того, как вошли в крепость. Несколько человек покончили с собой, когда им озвучили приказ о штурме крепости — настолько они верили пакту о ненападении. Артиллерист противотанкового орудия Иоганн Данцер вспоминает:

«В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия».

Из книги Р. Алиева, И. Рыжова «Брест. Июнь. Крепость»:

«При посадке в штурмбот на Буге среди солдат подразделения лейтенанта Крамерса начали рваться снаряды своих же орудий (по одной из версий артиллеристы в крепости всё же успели сделать несколько выстрелов)».

Тогда погибло 14 солдат.

Одна лишь 45-я дивизия за первые 8 дней штурма потеряла 482 человека убитыми и 1 000 ранеными. И это не учитывая потери из других подразделений, без вести пропавших, попавших под обстрел и застрелившихся. Таким образом, по разным данным, общая цифра немецких потерь составляет минимум 700 человк. Но это неофициально. При этом за всю польскую кампанию потери составили 158 человек убитыми и 360 ранеными.

В память о защитниках крепости

На стенах крепости умирающие красноармейцы и командиры оставляли прощальные надписи:

«Я умираю, но я не сдаюсь. Прощай, Родина! 20.07.1941», «Мы умрём, но не имеем права покидать крепость», «Нас было пятеро: Седов, Грутов, Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22 июня 1941. Умрем, но не уйдем отсюда…», «26 июня 1941 г. Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умираем, как герои», «Умираем не срамя».

И даже когда в плен был взят последний официальный защитник крепости — Петр Гаврилов, в крепости продолжали пропадать патрули и раздавалась стрельба.

Источник: dzen.ru

Cейчас читают:

Читайте также:

Выбор редакции: